О Гарцующих Дредноутах

На Земле существует Василий, который работает на работе, чтоб есть. И существовать дальше. У него есть интересы, и он даже ими занимается в качестве хобби. Когда есть время, конечно же. Интересы часто меняются, а всё потому, что Василий неусидчив и считает, что гениален.

К примеру, однажды, коллега по работе решила показать Василию свои художественные рисунки. Василий сказал, что ничего в этом не понимает, если честно уж признаться, но ему очень понравилось. И так реалистично выглядят эти рисунки. Коллега осталась довольна, а Василий вдруг понял, что его новое хобби — это рисование. Придя домой, он занялся изучением рисования. Он прошёл мимо книги своего ребёнка «Учимся рисовать» и сел за компьютер, где его уже ждал гугл, который вместо него ввёл запрос и сам же на него ответил. Василию осталось только читать. И вот, не прошло и пяти минут, как Василий схватился за карандаш и начал рисовать. Им в этот момент двигал только внутренний интерес. Жажда к знаниям, конечно же, жажда познавать. Почеркав карандашом 5 минут, почитав инструкции и советы, он нарисовал не такую уж плохую мордочку собачки и решил, что это новое хобби очень интересное и надо бы им заняться и завтра. Он лёг спать и на следующий день, как обычно, снова был на работе. Но в этот раз он прихватил с собой свой рисунок. Он показал эту дилетантски-нарисованную морду пса-мутанта коллеге, та учтиво улыбнулась и сказала, что «неплохо». День был хороший и работа не так уж напрягала, поэтому у Василия и коллеги было время пообщаться. И всё это время Василий рассказывал коллеге, как нужно рисовать. Ну а что ещё. Людям нужно делиться своими знаниями с другими. Несмотря даже на то, что коллега уже давно прошла детский курс рисования и сейчас пишет картины на заказ олигархам, Василий считает своим долгом её научить. Коллега отвечает: «Да-да, я знаю», но это не останавливает Василия. И пока не вытечет вся информация из уст Василия, он не остановится.

Благо, коллега у него терпеливая.

На вечер он снова берется за карандаш и уже познаёт секреты рисования… Он выводит необычные линии и с гордостью вспоминает, что у коллеги такого не было. Нет, он не завидует, и вовсе не жажда её переплюнуть им движет. Но жажда к знанию. И увлечение.

Днём он расскажет коллеге о секретах рисования, и та честно признает, что не знала такого (хотя и без того не хуже рисовала и особо ничего нового для себя не открыла). С опытом знание и так ведь приходит. Но где-то в глубине души Василию кажется, что он уже знает больше… И в этом месте почему-то жажда к рисованию у него выгорает.

Чтоб перевести тему, коллега упоминает на свою голову об оздоровлении волос. И искра загорается снова. Но в этот раз Василий в этом деле просвещён. Ведь у него, как у взрослого и опытного человека, уже давно появилась залысина и чтоб выглядеть лучше, он не раз пытался это исправить. Смотря на молоденькую коллегу, он с дружеским чувством просвещает её в этом искусстве, в этом великом деле с кучей важных мелочей. Как оздоровить волосы. Она смиренно ему отвечает, тоже изредка делясь советами, проверенными на опыте. Через время он уже повторяет всё то, что сказала раньше его коллега, выдавая мысли за свои. Ну, что сказать, он действительно сейчас уже думает, что сам пришёл к этим выводам. Но ведь нет ничего плохого в развитии мышления? Мысли-то дельные.

Любое терпение подходит к концу и коллеге это начинает надоедать. Мало того, что Василий вздумал учить её рисовать, теперь ещё учит другому, причем теми же словами, что она говорила ему. Неужели без этого не обойтись? И она мягко просит его прекратить.

Жаль, но это расценивается как неумение слушать со стороны коллеги и будучи добросердечным, Василий хранит молчание, но внутри у него происходит буря. Как она могла остановить его прямо посреди важного совета! Который мог помочь её волосам! Какое наплевательство… И как она это истерично сказала. Надо же. (Остановимся на миг, чтоб вспомнить, что коллега «мягко попросила его прекратить»)

В итоге, сидя вечером дома у телевизора и неумело без желания елозя карандашом по бумаге, Василий решает переехать в другой кабинет от коллеги. Ну раз она не хочет с ним общаться, то зачем вообще (жить) надоедать ей своим присутствием.

Видя этот цирк на следующий день, коллега не удерживается, чтоб объяснить, что не имела ничего плохого ввиду и просто не хотела развивать эту тему. Но на неё выливается бурлящий лавовый поток ёрничанья, ироничной жертвенной самокритики и скрытых обвинений. Разве Василий знал, что все вокруг так точно просвещены в деле лысины, как он. Неужели человек не может помогать другому. И что же, что же, разве он ни разу не научил её нужным вещам? Пусть она вспомнит хотя бы тот секрет рисования, который, возможно, в будущем поможет ей стать ещё лучше. Чем он заслужил такого к себе отношения?..

… И коллега решает вообще молчать.

Слышит, конечно, за тонкой офисной стенкой потом разговоры с новыми соседями Василия, когда он чуть громче обычного говорит, что бывшая соседка по офису, видимо, на него в обиде, за то, что он достиг большего. А там поддакивают. «Может, человек просто не любит, когда его затмевают… У всех бывает.» И у Василия разливается по сердцу тепло. Он решает показать новой коллеге свои рисунки…

Счастливые люди, замечательные истории. Всем леса и сердец.

I min ensomhet vet jeg likevel
At jeg ikke har noen andre å takke enn meg selv
(Dimmu Borgir — Sorgens Kammer — Del II)

© Черненко Александр
08.11.2014

Поделиться:


0

Добавить комментарий