CAMF 2013

Carpathian Alliance Metal Festival 2013

Предисловие

Просмотр фильмов, новостей, фото и видеоотчётов… Время, проведённое у телевизора — это далеко не только лишь отдых. Ко мне всё чаще приходят мысли о том, что мы просто проживаем часы своей жизни в качестве стороннего наблюдателя за чужой. Такие безвольные, немые зрители.
Мы не можем вмешаться и повлиять на что-либо, а просто смотрим и думаем, и то в редких случаях. Думаем о том, что вот оно как бывает в жизни. А вот кто-то так, а кто-то туда. Кто-то съездил, а кому-то не повезло в жизни, судьба, случайности, вот как всё повернулось… И порой эти мысли доходят до сравнения. «А у меня бы не так», «а я вот не сделал бы этого», «Мне бы такое» — и везде эти «бы», что ведет к следующей мысли: «Тот парень за экраном, он не смотрит эти фильмы, это из его жизни списана история и сделан фильм, а из историй, где ты сидишь и смотришь фильм ничего не извлекают, они ни к чему не ведут». И хочется потом встать, и жить своей жизнью, активной, яркой, о которой потом можно писать книги и снимать фильмы. Для других, кто не живет.
Не спорю, из литературы, кинематографа, новостей и прочего можно и нужно выносить что-то полезное для себя. Но не стоит зависать на просмотре фильмов одного за другим, чтении книг взахлёб, тем самым забывая о реальности, забывая о себе. Иногда нужно и выбираться из «зоны комфорта».

Зарождение

Однажды у меня это получилось. В то время, когда сознание вплотную настроилось на мысль, что всё происходящее, что я вижу и что творится вокруг — это не в моем мире и не со мной, а я точно уж никакого влияния на это оказать не могу. То есть я был тем наблюдателем, о котором говорил выше. Немой, безвольный, смотрел новостные ленты, фильмы, читал книжки одну за одной. Где-то прошёл концерт, где-то не очень далеко были соревнования, кто-то рядом устроил конкурс… Одно за другим. Я всё это видел и ни в чем не принимал участия, потому что не думал, что это реально. Да, так бывает.
И вот, в один из весенних дней я вижу объявление в своей новостной ленте Вконтакте о том, что к нам в Украину на фестиваль Carpathian Alliance летом приезжает одна из моих любимых групп. Прочёл новость, задумался: «Круто, в горах, среди природы выступят, в моей стране даже. Жаль, что далеко». Очень жаль. Примерно за тысячу километров от меня на фестивале тяжелой музыки выступит одна из моих любимых групп. Никогда не был на подобных фестивалях, да и так далеко не выезжал. Ну, ничего. Повезло кому-то. И лента листалась дальше…
Ничего не произошло. Вскоре я и забыл о том. Кто знает, сколько я на тот момент уже упустил шансов прожить что-то, испытать на себе?
Но через пару дней мне написала подруга. Тоже поклонница этой группы. Да и многих других, о ком было объявлено на тот фест.

-Не собираешься на CAMF? Shining привозят.
-Видел. Да нет, вряд ли. Хотелось бы, конечно)
-Это не так сложно. Я вот крепко задумалась.

Потянулся разговор. Она была настроена решительно, с большим желанием поехать. Но не было компании, а одну её не отпустили бы. И правильно сделали бы. Нужна была компания. Чем дальше заходил разговор, тем больше я прозревал, выходил из ступора и застойного болота. Я начал понимать, что это всё происходит под носом и всё действительно реально. Но, как и должно, сразу нахлынуло много мыслей о реализации такого плана. Впервые в жизни поехать одному туда, где ни разу не был. Всё было в новинку, но где-то в душе, среди этих сомнений, зажегся огонёк. И за этот огонёк я всегда буду благодарным Draconian Times, той девушке, что его зажгла. Ей ничего не стоило просто поинтересоваться и подбодрить меня, поделиться своими планами. В итоге, подумав где-то с день, я твёрдо решил поехать.

Воплощение в жизнь

Фантастическое решение было принято. Следом пришли вопросы, которые требовали срочного ответа и проблемы, которые нужно было решить, чтоб достичь цели.
Когда я ещё раздумывал, получится ли у меня такое приключение, решил поделиться своими мыслями с матерью. И очень удивился, когда она всеми руками поддержала идею и не увидела ни одного серьёзного препятствия. Сначала я даже сам стушевался, мол, как может быть всё так просто. Но постепенно всё входило в русло и огонёк внутри разгорался всё больше. Через время я написал Draconian Times о том, что скорее всего поеду тоже и могу помочь с тем, с чем у неё не складывалось. То есть если ей не с кем поехать, то я бы с радостью помог. Но там, видимо, уже тоже входила в действие своя стратегия и обрабатывались какие-то варианты. Почему-то в переписке я не увидел ни былого интереса, ни огня, который зажег даже меня. Но потушить меня этот холод уже не смог. В конце разговора мы пришли к выводу, что если всё получится, то хорошо было бы встретиться уже хотя бы там, ведь мы даже ни разу не виделись вживую. Было бы замечательно. В итоге, планы строил только на себя.
В тот момент я стал понимать отчётливо, насколько мне требуется такой отдых и одиночество, приключение, которое я переживу сам. Поэтому я не стал больше думать о том, кого из друзей можно привлечь и с кем сбиться в стайку. Жажда абсолютного одиночества в чужом месте пересилила всё. Уже тогда я понял, что если у меня получится, то это будет не просто поездка на фестиваль, а и многое другое, не менее важное. К тому же такая местность… Ведь фест проходил на одной из карпатских гор. До того я никогда не был в Карпатах.

Моими незаменимыми советчиками были родители, разносторонне пытаясь помочь. Без их помощи я точно не сдвинулся бы с места.
Какое-то время я искал информацию обо всех тонкостях и мелочах подобных поездок, составлял планы… Думаю, не стоит в это подробно вникать. Разве что чуть позже я остановлюсь на паре особенностей. Но с каждым моим мелким шагом становилось ясно, что я туда попаду. И в душе ощущал, что всё будет хорошо. Вся тревога о непредвиденных ситуациях и проблемах, которые могли возникнуть, была очень слабой и полностью подавлялась анализом и хладнокровным подходом.
Один из серьёзных вопросов: если фестиваль идёт несколько дней, то был выбор — жить в палатке прямо на территории фестиваля (т. е. на горе. Некая инфраструктура там всё же присутствовала) или снимать комнату в домиках внизу у горы. Потому как, раз это курортная зона, там вокруг было много коттеджей на съем. Хорошенько подумав, решил, что лучше будет потратить чуть больше денег и снять комнату в домике неподалёку на эти несколько дней. Разговор о домиках был ещё с Draconian, я думал предложить ещё раз, потому как вдвоем или компанией снимать комнаты было бы намного проще. Одноместных комнат они не сдавали. Но помня последний разговор решил всё же думать лишь о себе. В таком случае мне оставалось либо платить за два места и жить одному, либо искать из чужих людей такого же одиночку, либо искать компанию. Изначально все варианты мне не нравились, я хотел быть один от начала и до конца, но потом подумал, что снимать комнату на ночь — это, в принципе, небольшая жертва. И лучше, если это будет не кто-то чужой, которого на фесте я увижу впервые. Недолго выискивая, я нашёл человека из моего города, который собирался на фест. Чуть поговорив Вк мы решили вместе купить билеты на ж/д поезд и заодно раззнакомиться. Так нашёлся и «сожитель». Но, как я и подозревал, это немного подпортило мои изначально независимые и самостоятельные планы, хе-хе. Хотя и принесло пользу. Пожалуй, в равной степени.

Второй проблемой было время, которое кончалось. Кажется, уже был май. Фестиваль начинался в конце июля. Сдающиеся коттеджи уже почти полностью набились людьми, ж/д билеты могли закончиться, нужно было переходить от теории к практике.

Действия

С Олегом мы встретились на ж/д вокзале. Поздоровались, пошли покупать билеты. Это был такой худенький мужчина чуть ниже меня, лет тридцати четырёх, кажется. На фест он ехал «просто отвлечься от работы и повседневной рутины». В его глазах я не прочёл злого умысла, но и не увидел его как своего товарища, и решил, что это даже к лучшему. Немного поговорили, стоя в очереди, о музыке, о посещённых концертах, то да сё. Он оказался поклонником старого рока (ну, конечно), не особо признающим все эти «блэковые вопли» и сильно тяжёлую музыку. Меня это немного удивило, потому как фестиваль на подобную музыку и был рассчитан. Купили билеты, решили быть на связи, я обещал вызвонить нам комнату в каком-нибудь домике недалеко от места проведения феста. Разошлись.

По словам женщины, сдающей коттедж, фестиваль находится совсем рядом, в 300 метрах, комнаты дешевле уже не сдавались, вот мы и договорились о двух местах. В тот же день мне написал Олег и сказал, что с нами будет ещё его товарищ. Пришлось перезванивать и говорить о трёх местах, что родило первую проблему, после которой я перестал воспринимать Олега всерьёз. Но тогда ещё я этого не понимал, а женщина не постеснялась меня надуть, сказав, что у них есть одноместные номера тоже. От Олега отвязаться я уже не мог, ибо мы решили ехать вместе. Внутри родилась некая конфронтация. Везде пишут, что одноместных номеров нет, женщина говорит, что есть. Я вроде бы еду один, а вроде бы уже и нет. Вроде бы моя компания — Олег, а выходит, что это я — компания каким-то двоим друзьям. Но что поделать — на месте и решил решать поступающие проблемы.

Билет на фестиваль приобрелся быстро по электронной почте, всё шло гладко и я уже не мог дождаться, когда начнётся жизнь и закончится возня. Такой возни был ещё месяц. И вот, подходила та самая дата…

От Draconian Times не было слышно ничего и мне стало казаться, что она уже не поедет. Было грустно, что человек зародил в ком-то идею, а сам с ней не справился. Почти перед самым отъездом оказалось, что она всё же едет и компанию себе нашла. Мы обменялись телефонами, чтоб созвониться на месте, и пожелали друг другу удачи.

Начало пути

В день отъезда часы шли долго. Очень долго. Очень-очень долго я ждал вечера. Удивительно, что у меня с собой был всего лишь небольшой рюкзак. И восхитительно, потому что я сильно не люблю таскаться с сумками и баулами. Все мелочи были продуманы, я был обеспечен всем нужным и ждал отправки. Поезд отходил, кажется, без пятнадцати одиннадцать. Вечером я вышел на улицу и потопал на остановку. Чудно было наблюдать на себе удивлённые взгляды прохожих. Жарким летним вечером парень идёт в косухе и почти что обливается потом. Таскать её в руках не было возможности и желания. Но на горе ночью, потом уже, лишь эта вещь спасла меня от всепроникающего холода.
Вокзал. Побродил не спеша кругами и присел на лавочку, смотря на платформы. Приехал рано, ждать было около сорока минут. Дома сидеть было невыносимо, и уже поскорей хотелось выехать, поэтому лучше уже сидеть на вокзале.
Через какое-то время явился и Олег со своим товарищем. Товарищ мне показался более степенным и адекватным (Олег всё время только и говорил о выпивке), присел рядом, и мы стали знакомиться. Он оказался школьным учителем и в целом мне понравился даже больше первоначально найденного сожителя. Сожитель же будущий решил нас оставить и слинял в поисках выпить 50 грамм.
Недолго ждали, прибыл поезд. Пошли к путям. Из вагонов повыныривало немалое количество едущих на тот же фестиваль, это было забавно. Из нашего вагона тоже вышли два парня, по внешнему виду узнали и во мне попутчика, поздоровались и добродушно обменялись фразами по типу «ещё увидимся», «и вы туда же».
В поезде оказалось очень душно даже с открытым окном. У меня была надежда, что на ходу будет чуть свежее, но со временем она растаяла тоже по некоторым причинам, у которых даже было имя. Расстелив постельное, я залез на своё место и стал обустраиваться. Всё чаще в голове вспыхивала мысль «как я проведу здесь 15 часов». В такой духоте и с такой жарой, а было очень знойно, моё самочувствие могло очень сильно ухудшиться, и не в том смысле, что просто жарко, а действительно очень сильно ухудшиться. Но нужно было это пережить.
Подвыпивший Олег не хотел ни о чем болтать, да и его товарищ Сергей решил отдохнуть, ибо почти ночь, ехать долго, и лучше это время провести во сне.
Откинувшись на подушку, я погрузился в мысли. Вот, уже поезд, почти началось. Двинулись, едем. Выехали из города…
Мне не хотелось спать. Я не пью, чтоб мозг отключался, не устал за день, чтобы быстро уснуть. И жара не даёт сомкнуть глаз. Когда мы выехали, Олег с безразличным лицом закрыл окно и сказал, что с открытым ездить нельзя — надует в голову. Оно-то может и действительно надуло бы… Но жара меня начала убивать. Медленно убивала все 15 часов езды, и казалось где-то на средине пути, что всё, хана. Ну, не хана, как оказалось. Откуда-то берётся всё же выносливость.

Не спал и часа. Всё крутился, думал, слушал, смотрел. Где-то недалеко пару раз слышал разговоры таких же неспящих, один раз мимо прошла девушка соответственного вида, с которым едут на фестиваль — кожаные штаны, футболка с логотипом какой-то группы, чёрные волосы… Что там было рассмотреть почти в сумрачном свете? Но ясно было одно — рядом есть неспящие и они тоже едут на фестиваль. Много раз хотелось встать и присоединиться к ним, хотя бы просто поболтать, чтоб скоротать время. Но во мне присутствует скромность и нерешительность… В общем, я с трудом даже встал в туалет, потому что не хотел бродить по тамбуру.
Первое время (около трёх часов подряд) в ушах у Олега играл какой-то арт-рок из семидесятых. До меня доносились напевы мальчикового хора, клавиши из волшебных миров и прочая страна Оз. Не знаю, как эта музыка помогала ему уснуть и зачем она вообще была у него в ушах. От Сергея доносился храп, потом и от Олега тоже. Пришлось включить свой плеер. Но я всё же не мог уснуть. Еще часов пять я вертелся и наблюдал пустоту окна. Начало светлеть.
Изнеможённый и окаменевший, я просто лежал в анабиозе, уже и мыслей не было. Ещё через несколько часов они стали просыпаться. Была возможность слезть с верхней полки. Внизу уже была какая-то женщина на свободном месте, она не спала, а просто сидела в углу и смотрела в окно.
Мало помню, о чем мы говорили, но почти всё оставшееся время Сергей с Олегом играли в карты и выигрывал только Сергей. В итоге после подколов Олег даже психанул немного и сказал, что не будет играть больше. Но через 10 минут захотел ещё. Скучно же.
Я смотрел в окно, то в одно, то в другое, потому что сидел у прохода. Перекусили. Выпили воду. Приехали.

Первые впечатления

Львов. Впервые был там. Красивый, большой вокзал. Без труда мы нашли выход. Следующим шагом должен был быть поиск маршрутки, которая как раз впритык с прибытием поезда отправляется в посёлок далеко от самого Львова, куда нам нужно ехать. По исследованиям я знал, где она должна находиться и сразу повёл их туда, влево от парадного входа на вокзал. Но, не знаю по каким причинам, они оба растерялись и начали броуновское движение сразу как вышли с вокзала. Кто-то увидел, что все металлисты идут вправо, кто-то думал, что нам прямо и все шли куда-то. А я знал, что нам налево и пытался их туда повести. Пока мы мудохались и решали, к нам подошёл ещё какой-то парень, державший тоже направление на фестиваль и подкинул дьявольскую мысль, что нам всё-таки направо и там все садятся на такси. Все галопом побежали туда и мне ничего не оставалось, как вздохнуть и последовать за ними. Через несколько минут я увидел, как та самая маршрутка выехала из небольшой станции слева и поехала. Там были места для нас. Это была единственная маршрутка, что туда шла.

Мы стояли у парка, рядом со стоянкой таксистов. Одна группа людей, ехавших тоже, видимо, на фестиваль, сняли машину и спокойно поехали себе. Мы решили, что нам ничего больше не остаётся, как сделать так же. Парень, что к нам привязался, попросил нас подождать и пошел в поиске людей. К нам подошёл водитель небольшой газельки и спросил, куда ехать. Мы сказали. Он подумал и ответил, что если найдём 8 человек, поедем. Цена была немаленькой, но адекватной. На маршрутке мы ехали бы в два раза дольше и дешевле. Тот парень привел двух человек и нас стало шестеро. Ещё двоих мы высматривали всем скопом и высмотрели. Собрались и двинули. Я сел на место рядом с водителем, справа от меня сел Сергей. Сзади все остальные.
Как только чуть отъехали, нашему взору открылся костёл. Впервые я видел подобное сооружение. Достал фотоаппарат и решил запечатлевать всё, что интересно. По дороге мы общались с водителем и Сергеем, немного перекликались с едущими сзади. Атмосфера была хорошей, все ждали, когда доедем, а ехать было долго, около двух с половиной часов. По пути на трассе уже всё больше и больше небо и горизонт застилала синева, о которой я дальше буду много упоминать. Красота открывалась на каждом километре, всё ближе были горы. Мы проехали Стрий, большой населённый пункт, потом Сколе, что поменьше. Уже близко. Осталось доехать по ужасной дороге до посёлка Славское, а оттуда рукой подать до фестиваля, что между ним и селом Волосянка.
Началась настоящая горная местность. Мы ехали по низинам в окружении елей и сосен. По-нашему этот вид, особенный вид ели, называется смерека. То ли он, то ли насыщенный кислородом и влажностью воздух, но что-то придавало неописуемой синевы этим видам. Она была кругом, словно туман, покрывающий леса и горы вокруг. Этой синевой хотелось дышать, раствориться в ней. Волшебный вид, он сразу настроил на нужный лад.
Путь по бездорожью был очень долгим. Один раз нам пришлось остановиться «на перекур» у берега небольшой реки. Впервые я видел и такую речку, выступающие огромные камни и очень сильный поток этой мелкой, живой реки.
Впереди нас остановилась такая же маршрутка с такими же людьми, они тоже вышли передохнуть, и мы потыкали друг другу козы для приличия. Водителю это даже понравилось. Это хорошо, когда стереотипы рушатся.
Ехать было уже совсем недалеко, нас довезли прямо до остановки перед подъемом на фестивальную территорию. Там нас троих уже ждал человек, который должен был показать путь к коттеджу, где мы будем жить. Уже было пять часов вечера, и фестиваль должен был начаться. Я хотел увидеть открывающую фест группу — украинский коллектив Paganland, но понимал, что вряд ли уже успею. Но в жажде попытать удачу я решил с Олегом и Сергеем, что они поедут договариваться за жильё с этим парнем, что нас встретил, а я пока что буду подниматься на фестиваль. Доверив им половину ненужных мне на фестивале вещей, я отправил их в путь, а сам пошёл к направлению на фест.
Видя очередь на подъемник, я сбавил шаг и стал больше озираться вокруг. Это было поистине волшебное место, даже внизу, когда я ещё не успел подняться на гору. Справа, метрах в двадцати между мной и лесной горой, протекал широкий ручей, сразу за ним были насыщенные цветом, живые ели, растущие густо по резкому склону высоко вверх. Слева теснилась цивилизация: домики охраны, несколько ларьков, здание организаторов, кафе, а дальше — отель тур-комплекса «Захар Беркут».
Очередь за мной на удивление выстроилась огромная. Передо мной через несколько рядов заметил басиста из одной полтавской группы, к которой я приходил однажды на «прослушивание». Немного попялившись на него и компанию очень странных людей с ним, которых я бы назвал обрыганами, решил, что лучше не буду давать о себе знать. Мир круглый, так вот и встречаешь знакомых людей. Но потом нам всё равно пришлось встретиться лицом к лицу.

Когда подошел ближе в очереди на подъемник, ужасно сильно стала напрягать жара, и я снова начал ощущать себя очень плохо. В надежде на дождь посмотрел на небо. Нет, ничего.
Всё, что оставалось, это рассматривать людей и радоваться приближающейся цели. Вот, я уже во Львовской области, за тысячу с лишним километров от дома, сам, почти на фестивале тяжелой музыки, радостный и живой. Скоро подошла моя очередь и я уселся на подъемник.
Чем выше мы поднимались, тем становилось прохладнее. А мы — это я и какой-то человек, который даже поздоровался со мной, когда мы уселись рядом. Не помню его имени, помню лишь, что он был из Киева и приехали они сюда на собственной машине с компанией. Больше мы и не общались, потому как обоим хотелось перевести дыхание после долгого пути и просто насладиться открывающимися перед нами видами. А они были шикарные.

По обе стороны от нас всё больше и сильнее раскрывался горный лес, прямо под нами простирался ручей, который давал ощутимую свежесть. Синева, та самая синева уже укрыла нас, и мы стали её частью. Я молча поражался каждому дереву, что успевал рассматривать. Обросшие мхом, старые, ветхие, свежие, молодые, большие и маленькие, толстые и тонкие стволы — всё было так прекрасно. В тот момент я поистине влюбился в природу украинских Карпат. И это было только начало.

Первый день фестиваля, или «Пойду бухну»

Чем выше мы поднимались, тем становилось прохладнее. Высота горы — 1242м над уровнем моря. Тогда я убедился, что совсем не зря взял с собой косуху.
Постепенно стал заметен конец пути, а слева за лесом уже виднелась сцена. Через некоторое время показался и палаточный городок повыше, на склоне горы. Paganland уже выступали и, кажется, заканчивали. Но я не сильно разочаровался, ведь главная для меня группа была впереди. К тому же, на следующий день. В тот день выступали группы фолкового ориентира, и никто из списка больше не привлекал, поэтому я решил посвятить всё время освоению и отдыху, не привязанному к сцене.
Канатная дорога, наконец, закончилась. Не спеша, я прошел все контрольные пункты. Несмотря на возмущения многих о тщательном досмотре при входе, мой рюкзак почти не трогали. На пути вниз к палаточному городку я то и дело останавливался, чтоб сфотографировать открывшиеся красоты и просто наслаждаться ими. Кругом была совсем другая земля. Раньше я был среди крымских гор, обходил их, поднимался и опускался, но не чувствовал такого восхищения, как в этот раз. Горизонт всё отдалялся и отдалялся, а под ним раскрывался горный массив. Так далеко и так четко были видны все эти прелести. Там течет река, там в низине расположилось село. Домики размером были меньше муравья на земле. Где-то вдалеке ещё поселение… И всё испещрено зелёными огромными холмами. Наверное, никогда я не видел так далеко, не открывался моим глазам такой простор для взгляда, потому что чем больше я вглядывался в горизонт, тем дальше видел, и уже казалось, что я покинул тело и лечу над горами в ту загадочную синеву. Остановиться пришлось, когда в действительности ощутил головокружение и почти что отсутствие почвы под ногами. Вернулся к себе и поднял взгляд к небу. Такое близкое и такое огромное… Так бы и стоял, пропуская через себя насыщенный свежий воздух и растворяясь в необъятной природе. Но впереди еще было много интересного, поэтому двинулся дальше.
Где-то час еще я осваивался на территории фестиваля, потом решил присесть на травку недалеко от сцены и отдохнуть. Вспомнил о Draconian Times, набрал номер, но никто не ответил. Через ещё какое-то время уже стало скучно. На сцене одна за одной выступали слабые группы, люди всё ходили туда-сюда. А потом небольшая кучка образовалась под сценой. Мне стало интересно, что же там происходит, и я двинулся в ту сторону. Оказалось, что там на раздачу автографов вышла группа, только что выступавшая. Кажется, она называлась Incursed. Ребята с радостью раздавали автографы и фоткались с людьми. Похоже, они были итальянцами. Я сделал вид, что тоже большой фанат и ради эксперимента решил с ними сфотографироваться. Попросил рядом стоящего паренька сделать снимок и скорчил рожу, приобняв одного из музыкантов. В свою очередь он тоже скорчил рожу, но счастливую, мы сфоткались, я его поблагодарил и пошел на своё место к травке. По пути позвонил Сергей и вывалил на меня кучу пахнущего говнеца. Этого я не понял, но догадался, что там прошло всё не так гладко, как ожидалось. Он сообщил, что они уже поднимаются, и я сказал, где буду ждать. Через полчаса мы встретились. Олег сразу слинял искать выпить и поесть, а мы с Сергеем пошли в другое место, расстелили спальник и уселись на землю.
Он рассказал, что всё очень плохо. Тот, кто их встретил, оказался стереотипным западенским хитруном, пытающимся облапошить их на деньги. Взял с них плату за то, что отвез к дому, а сам дом оказался вообще очень далеко от фестиваля. В самом селе Волосянка, километров за восемь от нас. Хозяйка, с которой я договаривался, хорошо их приняла и выделила комнаты. Я спросил, запомнил ли он дорогу? Сергей уверенно ответил, что запомнил. Задумавшись, я решил, что ничего критичного не случилось и не так уж плохо пройтись будет. Ну а что делать. Но в Сергее и особенно Олеге не было того спокойствия. Они оба были взвинчены. Олег на то время уже вернулся и сразу же попытался на меня наехать. Мол, с кем я договорился и зачем я их обманул, что дом близко. Но быстро стух, когда я стал ему отвечать. А потом и вообще замолк, поник и, кажется, впал в глубокую депрессию. Ведь на фестивале не было AC\DC и Pink Floyd…
Я ему ответил, что не мог знать, насколько далеко тот дом и мне оставалось только верить её словам, к тому же на сайте, где я искал номер, было указано 300м от тур. комплекса «Захар Беркут». А что тот пацанчик возьмёт с них плату за проезд, тем более знать не мог, потому что никто об этом не договаривался. Звучали лишь фразы «вас встретят, чтобы провести», это вовсе не значило, что кто-то на машине повезет их за 8 км, да ещё и за деньги. Это была первая часть интересного знакомства с местным населением и их умением недоговаривать.
Сергей сидел в ожидании выступления группы Cruachan, он оказался их поклонником и только ради них сюда и приехал. Их выступление начиналось через несколько часов, уже под вечер. Когда разговоры поутихли, я ещё раз набрал Draconian и снова прослушал гудок 36 секунд. Решил для себя, что последний раз позвоню завтра, перед выступлением Shining. Зачем навязываться человеку. А если она захочет, то сможет перезвонить сама. В душу закралась маленькая обидка, но быстро прошла. Мало ли, что могло случиться.
О существовании Олега я вспомнил, услышав храп. Мирно съев себя в депрессии, он соснул на спальнике. С Сергеем мы ещё говорили о том и о сём. Через время он проснулся и подал единственную полезную за всё мое с ним пребывание идею — поиграть в «группы». Как в «слова», только по наименованию групп. Почему бы и нет? Так мы скоротали еще около часа, и вскоре началось выступление Cruachan. Я честно пытался понять прелесть их музыки, но не смог. Впрочем, одна песня глубоко въелась мне в голову и даже очень понравилась. Как оказалось уже дома, когда я её нагуглил — эта песня была народной кельтской композицией, почти что гимном. «Ride on».
Под конец их выступления я уже стал откровенно скучать. Впереди были две мне неизвестные группы, выступление сулило быть долгим, и под сценой собралась огромная толпа народа. Видимо, все люди на фестивале, около двух с половиной тысяч, всё подтягивались и подтягивались ближе к сцене. Олег с Сергеем тоже засуетились, пытаясь меня убедить, что сейчас будет жесть и это группы очень хорошие. Я им не особо верил, но решил посмотреть выступление тоже поближе, ведь делать всё равно было нечего. Сгущались сумерки.

Eluveitie и Korpiklaani

Наблюдать природу вечерних Карпат — невероятно. Поднялся чуть более сильный ветерок, высокие сосны за сценой по обе стороны немного пошатывались, закат опускался всё ниже и уже через несколько минут обещал передать эстафету ночи. Я стоял в толпе, но за основной массой, и рассматривал небо, дышал на полную грудь и думал о чем-то, чего уже не помню. Хорошо на миг остановиться, осознавая, что ты свободен и не обременён никакими обязательствами, по крайней мере в ближайшее время.
Меня снова отвлёк Олег, отчитавшийся, что пойдёт бухнёт немного. Я за него был очень рад и продолжил отдаваться своим полётным мечтаниям.
Через какое-то время я услышал, как люди зашумели, начали насвистывать, кричать. На сцене началась возня, появились музыканты (о которых я тогда ничего не знал). Выносилось всё больше инструментов. Позабавило, когда увидел несколько флейт, торчащих из заднего кармана флейтиста. Позже во время выступления он периодически их оттуда доставал и засовывал. Очень забавная картина, но играл он красиво. Ещё через какое-то время на сцену вышел подбухавший немного ведущий и начал невнятно что-то рассказывать, время от времени призывая людей покричать и готовя их к «чему-то невероятному». Подбухавшие зрители орали, а че им. Подозреваю, фанатов Eluveitie среди них было немало. Я же, ничего не знающий о предстоящем выступлении просто наблюдал за всем со стороны. Было достаточно интересно, к какой феерии нас готовят. Но ожидание тянулось и тянулось, всё больше времени все просто стояли и ждали. Начало надоедать, опустилась ночь. И тут… вспыхнуло освещение, на сцену вылетели патлатые иностранцы, а последним вышел лидер коллектива, харизматичный вокалист с дредами. Он мне сразу понравился. После короткого приветствия началось выступление. Что сказать — с первых же нот я понял, что зря не ознакомился с их творчеством до фестиваля. Музыка была достаточно неплохой, но проблемы со звуком не давали ею насладиться. От большинства стоящих под сценой металистов я отличался только тем, что пытался слушать, что же они там играют, а не просто трясти башкой. Но слушать не особо получалось. Первая песня закончилась быстро, я только и понял, что она достаточно энергичная и успел оценить интересный инструмент в руках у бэк-вокалистки. Позже я узнал, что это колесная лира. Очень необычный звук, круто сочетающийся с металом. Вокалист не успевал петь, дудеть и играть на всем, что стояло кругом него, и рычал довольно мощно. Вообще сразу видно, что выступающие до них развозили по сцене сопли, а эти дали жару. Через время я понял, что обязательно дома их нужно послушать, но у меня постоянно после их песен оставалось впечатление какой-то неполноты звучания. Я всё думал, что это просто неслышно половины инструментов, но потом в один момент между песнями вокалист извинился за то, что приехали выступать они неполным составом. Практически половина музыкантов отсутствовала, поэтому и звук немного неполным казался. Ну, что ж, даже половиной состава они давали жару. Где-то на половине выступления мне начало нравиться всё больше и больше. Неустающий Кригель (вокалист) носился туда-сюда, неистово орал и давал аду всем, вокалистка с лирой фальшивила немного и как-то скованно себя вела, флейтист молодец, барабанщик, словно демон, долбил повсюду, зачастую только барабаны и было слышно.
Выступали они очень долго. Выходили несколько раз на бис. Говорили, что им очень понравилось, и они никак не могут уйти со сцены. Люди просили ещё, кругом уже было жарко (ага, ночью на горе), но в вихре эмоций всем было по-барабану. Я тоже был увлечен, но под конец мне стало скучно и хотелось поскорее посмотреть на хэдлайнера и уйти на покой. Внезапно я осознал, что после концерта еще идти очень далеко. Накатили мысли о том, что, возможно, бухой Олег и Сергей могли не запомнить путь и придётся искать этот домик, находящийся за 8 км где-то непонятно где. В общем, настроение утекало. Eluveitie наконец ушли с гордо поднятой головой. Это было прекрасное выступление, долгое, насыщенное и мощное. С тех пор я слушал эту группу довольно долгое время.
Началась подготовка к выступлению хэдов. Название Korpiklaani мне тоже ничего не говорило. Я не большой поклонник фолкового метала, этой всей выпьем-музыки, какими я представлял этих хэдов (в общем-то, представления не сильно изменились после их выступления), но всё же было интересно услышать группу из далёкой Финляндии и ощутить на себе, что они из себя представляют. Подготовка была очень долгой… Олег начал нудеть, что хочет уже идти, что устал, но Сергей его отговаривал, ибо желал увидеть группу. Становилось очень холодно. К сожалению, я не помню своих мыслей, но помню настроение. Это восхищение происходящим в целом — ты на вершине горы, перед тобой куча патлачей и сцена, ночь, пронзающий холодный воздух, сосны, как великаны, обступившие кругом, смиренное ожидание и предвкушение того, что ночь эта так быстро не кончится… Я ведь ехал сюда себя испытать, и отлично чуял пятой точкой, что всё только начинается.
Пришла пора Korpiklaani. Выглядели они отлично, сразу начали подымать настроение подмерзшим поклонникам, начались все эти улюлюканья, запевания, но до музыки дело пока не доходило. Музыканты занимали места, проверяли инструменты. Вскоре — началось. Вокалист мне, как и в предыдущем случае, тоже стал сразу симпатичен. В очередной раз я был удивлён. Его живость заводила всех вокруг. Кстати, он тоже был со светлыми дредами. Также мне чем-то понравился степенный и чудной скрипач, одетый в народную финскую рубашку.
Касательно музыки — Korpiklaani, несмотря на одну за одной песни, имеющие названия различных алкогольных напитков, типа «vodka», «tekila» и пр., играли довольно приятную музыку. Звук был намного четче, чем у Eluveitie, толпа ревела и плясала, всем было хорошо. Мне тоже нравилось больше, чем не нравилось. Но всё же меня это не зажигало. Отрываться не хотелось, поэтому я начал еще больше замерзать. Позже говорили, что ночью температура опускалась ниже нуля. Охотно верю.
Так вот, наблюдая за выступлением чуть издалека, я всё ждал конца. Недалеко мелькали Сергей с Олегом — им было прекрасно. Чего еще желать подвыпившей душе? Только плясок в разгар веселья под ритмичную и занятную музыку. Несколько песен я запомнил очень хорошо и решил дома их послушать, сравнить звучание студийное с живым. Да и вообще группа оказалась более чем достойной, хоть и не совсем на мой вкус. Выступали они меньше по времени, но когда закончили — было уже около двух ночи. Представьте себе изнеможённого Олега, который хотел в люлю ещё в 11 вечера, и теперь нещадно терзаемого осознанием, что ещё идти ох, как далеко. Сергей был сдержан, но его впечатление от музыки погасло где-то через час в процессе нашего путешествия. Я же, к большому удивлению, вдруг почувствовал, что, наконец-то, новый этап. Первый день фестиваля закончен, теперь нужно найти дорогу «домой» среди сплошной темени и неизведанной местности. Нужно спуститься с горы, потом ходить по ночным мистическим карпатским низинам в поисках горящего света из оконца и ждущей хозяйки… О, как это казалось мне увлекательно и интересно. Я был жив, как никогда. Осознание рисков, опасности и возможных проблем меня только пробудило.

Поиск ночлега

Первым делом нам предстоял спуск. Вся толпа ринулась к подъемнику и мы, представив очереди там, на пике горы с неимоверным ветром, решили спуститься пешком. Через лес. Кто-то упомянул, что знает дорогу и там нечего блуждать. Что же, пойдём.
Я резвился, всё время скакал вперед и долго ждал, пока спустятся «два товарища», а по сути сонные нюни. Они разнылись уже на полпути с горы, что меня только раззадорило. Очень сложно было сдержать поток подколов и шуток, но я старался, попеременно ожидая их на грани зоны видимости. Чем ниже мы спускались, тем отчетливее был виден ночной туман. Это молоко укрывало собой всё вокруг. Я представлял, как из осязаемой темноты за нами наблюдают ночные существа, карпатские волки, например, и ещё кабан. Я очень красочно представлял вепря, что целится в Олега где-то с пятидесяти метров и гребет копытом. Но, конечно же, ничего такого не случилось. Только шли мы очень долго, а когда спустились, я спросил — помнят ли они ещё дорогу. Олег сказал «нет», что меня не удивило, а Сергей сказал: «Конечно, помню, тут налево». Ну, что там налево, я тоже знал, а вот дальше я уже не был и представить себе не мог, что там будет несколько довольно интересных развилок. Эх, знал бы я дорогу, давно бы побежал вперед и сам. Но проводники медлили, мялись и бубнели, как всё плохо и что я предатель, не договорился за жилье где-то поближе. Меня это абсолютно не раздражало, но всё больше закрадывалось сомнений, что на следующей развилке мы повернем, куда надо. Постепенно разговоры застыли на том, что Сергей не может различить местность ночью и сопоставить с тем, что он видел днем. Соответственно, мы потерялись. Болезненная логика где-то подвывала из глубин сознания, что мы не могли потеряться, потому что с тех пор, как мы ушли от тур-комплекса «Захар Беркут», поворотов не было. Но Сергей, почему-то, уже был абсолютно уверен. Не оставалось ничего, кроме как идти вперед. Туман был настолько густым, что уже на 10 м. впереди мы ничего не видели. Я слышал, как шуршит ручей недалеко, порой подходил к краю дороги и заглядывал туда. Вообще ночная природа Карпат — это сплошная магия, окружающая тебя. Каждый холм, ручей и ель говорили, демонстрировали себя истинными…
Вскоре начали появляться домики по обе стороны дороги. Сергей обрадовался. Вроде начал вспоминать. Увереннее зашагал дальше. Когда мы проходили мимо церкви, на часах было 03.00. Немного дальше был самый главный поворот. Одна дорожка уходила налево, вторая направо. Мы шли по правой стороне дороги и почти даже не заметили того левого поворота, но в последний момент я как-то глянул туда и задумался. Спросил Сергея: «Это не наш поворот был?», «Нет, вроде бы нам сюда», «Точно? Там дорога шире», «Да, я помню, нам сюда». Хорошо, сюда так сюда. Но с каждым шагом в том направлении я всё больше ощущал, что нам нужно было налево. Такое тягучее предчувствие, словно каким-то резиновым канатом я был связан, и на том повороте он начал тянуться и тянуться, дальше идти было всё сложнее. Домики ютились один на одном, и Сергей с Олегом начали высматривать — какой же наш. Мы начали обсуждать, как выглядел «наш» дом, что в нем особенного и как его в такой темноте можно узнать. Определили, что у него довольно особенное расположение, он двухэтажный и сначала нужно войти через железную калитку с большим двором. А за домом сарай. Вроде бы ничего сложного. Но через время я понял, что такое расположение почти у каждого дома, что мы проходим, а Олег раз за разом рвется в калитки и говорит: «О, вот это наш!». Но ни один из них «нашим» не оказался. Я несколько раз предложил позвонить хозяйке, чтоб нас встретили, но ребята наотрез отказались. «Ага, нам и за это придётся платить деньги, ну их в …»
Путешествие длилось очень долго… Однажды мы вообще зашли в чей-то двор, потому что они оба были уверены, что это наш двор. Походили по нему, постучали в двери хозяину и потом ушли. Что-то их отвернуло всё же. Естественно, это был не наш двор. Через время мы дошли до конца очередной части села и вышли вообще к какому-то мосту с небольшой речкой, а впереди была пустая местность, насколько можно было увидеть. Я сказал, что это изначально был не наш поворот и нам всё-таки нужно вернуться туда и повернуть налево. Сергей уже и забыл о том повороте… Все ж я их уговорил, и мы пошли назад. И мы прошли бы этот путь в два раза быстрее, если б не гаснущий по дороге Олег, готовый прямо здесь лечь под забором и уснуть. Он плелся, психовал, кричал, ныл, чуть ли не плакал — так хотелось спать человеку. А я только повторял: «Я же просил запомнить дорогу».
Когда мы дошли до той развилки, ребята механически пошли левее, то есть возвращаясь к Захару Беркуту. Эх, мне пришлось некоторое время объяснять, что поворот налево сейчас оказался справа. Но мне не верили. Вот сейчас у меня нет слов, чтоб объяснить их логику. Нужно было это чем-то доказать, и мы дошли аж до церкви, чтоб вернуться назад и повернуть налево, куда нужно. Но там началась такая же полоса домиков, как и в повороте справа. Ребята так точно тыкались в каждый дом, и я понял, что они окончательно запутаны. Теперь уже у Сергея в голове мелькала только одна мысль «это очень далеко, мы так далеко не ехали, мы, кажется, прошли наш дом». И он хотел снова возвращаться в тот правый поворот. Когда ситуация достигла апогея, я плюнул и начал вызванивать хозяйку. Не буду вдаваться в мелочи по поводу звонка и как меня отговаривали это почему-то делать, а сами звонить не хотели. Через какое-то время хозяйка взяла трубку и очень взволнованно говорила, что до сих пор нас ждёт, ведь мы обещали на ночь прийти. Я объяснил ситуацию, а она начала уговаривать меня выслать за нами «сына, чтоб он вас встретил». Сергей пучил глаза и с пеной у рта шипел мне, чтоб я этого не делал. Я отказался и попытался объяснить, как мы шли, чтоб она скорректировала наш путь. О да, это очень идиотская ситуация, но одновременно и очень веселая. Видели бы вы эти сонные и пьяненькие рожи, боящиеся за свою жизнь в чужом краю, где каждый «сын» их хочет обокрасть. В общем, оказалось, что сейчас мы идем как надо, но пройти нужно дальше, и еще дальше, и еще дальше.
Упустил тот момент, когда Олег от отчаяния ворвался в первый попавшийся дом с горящим светом и начал орать на хозяйку объясняя, что нас нае…надули, и спрашивая, где эта «Оля ваша» живет. Ну, если бы ко мне в четыре утра ворвался пьяный русскоговорящий хрыч и стал в чем-то обвинять, у меня бы тоже возникло желание что-то с ним нехорошее сотворить, но дамочка оказалась спокойной и искренне попыталась нам помочь. Она вызвонила Ольгу с другого номера, и когда мы выяснили, что это действительно наша Ольга, тогда уж и уверенно пошли дальше. Иначе эти ребята стали бы бастовать и творить несуразные вещи. В тот момент они уже наотрез отказались куда-либо идти. Но мы дошли. Через какое-то время вдалеке я увидел тусклый свет и стоящий у калитки одинокий женский силуэт… Потом она начала еще так медленно махать рукой, это была очень мистическая картина. Но момент разрушил несущийся на всех парах Олег. Он увидел, что «дошли!!!» и помчался вперед. И где была та усталость?..

Женщина оказалась очень милой и учтивой, а за парней мне стало стыдно, потому что когда пришла пора расплачиваться за ночлег, они стали выяснять какие-то непонятные мне вещи. Мол, что они вообще не должны были платить за машину, что их встречала, а тот водитель у них забрал еще лишнее 50 грн как предоплату за жилье, а теперь им нужно заплатить за комнату не 200, а 150… Посреди ночи эти коридорные разборки меня очень огорчили, я видел растерянное лицо женщины, которая вообще не понимает, о чем они твердят, и их злые лица, которым казалось, что кругом обман, и они совершили невозможную жертву, половину ночи прошатавшись где-то в темноте, а теперь им все должны. Уладить конфликт удалось женщине, что взяла не 200 грн, а 150, как они захотели, обещая завтра выяснить всё у сына и сказав, что это вообще не сын, а просто водитель. Тут и у меня закралось сомнение. А как же её фраза по телефону «может, вас встретить машиной?». Звучало ли там слово «сын» от неё? Или оно звучало у другого уха, от шипящего Сергея? Откуда вообще взялось понятие, что он её сын… В общем, я просто плюнул на их разборки, мило поговорил с женщиной, расплатился за свой номер (один за двоих) и пошел в душ. Да, так всё сложилось, что парни очень хитро поступили, вдвоем заселившись в один номер и разделив сумму пополам, а меня заселили в другой номер, тоже двухместный (одноместных, конечно же, нет). За что я так и не понял, кого винить. Обманувшую меня женщину или парней, которые за номера договаривались с ней. Или себя, за недосмотр.
Душ меня только освежил. Смылись все негативные эмоции, которые то и дело лезли от ясно кого, остались только впечатления и то и дело возникающие в памяти туманные виды, холодный воздух и кружащие в сознании ели. Вернувшись в номер, я увидел, что уже начинает светать. У меня было 12 часов до начала выступлений второго фестивального дня, ради которого я и ехал сюда. Было время выспаться и вернуться назад. Я решил, что завтра не буду иметь с этими двумя ничего общего вообще, буду действовать сам и ни на кого больше не рассчитывать. А спать совершенно не хотелось. Усталости и следа не осталось, были даже мысли о том, чтоб не спать вовсе, но на боку всё предстало в ином свете, и я вырубился.

Второй день фестиваля, или «Мальчик, дай воды»

Проснулся от шума в коридоре, какой-то возни в соседнем номере с одной стороны и красочных стонов с другой. Стены тонкие, природа очень тихая… Картина маслом — за окном жаркий день, в комнате абсолютная тишина и одинокий Саша слышит, как пульсируют в мозгу Олега за стеной мысли о том, как скоро он бухнёт на фесте, а с другой стороны слышит наслаждающихся своим экзотическим отдыхом людей. Саша медлит, не ощущая ни усталости, ни недосыпа. Он медлит, потому что ему нравится ощущать насыщенный страстью эфир, который просачивается сквозь тонкую стену и наполняет его. Но вскоре всё затихает на очень интересной ноте, и протяжно вздохнув, Саша решает подняться. В процессе чистки зубов его посещали мысли о Draconian Times, что проигнорировала его в первый день фестиваля и могла бы лишить многих вчерашних проблем с двумя ребятами, одного из которых как раз и пришлось вызвонить с целью делёжки двухместного номера. В итоге всё оказалось не так, может быть, даже к лучшему. Но и поведение знакомой тоже можно понять. Если б я не знал себя, то конечно, не решился бы доверять себя чужому человеку. Хотя у меня никаких лишних мыслей не было, но разве она могла быть уверена в том? Не была ясна вообще судьба знакомой касательно этого фестиваля. Но по последним сводкам она, всё же, должна была быть где-то здесь. Видимо, всё же встреча с человеком, которого ты ни разу не видел, но уже продолжительное время дружил, интересовала только меня. Постепенно внутренний диалог подошёл к тому, что нужно просто отречься от любых связей с людьми и самому наслаждаться отдыхом. Предвкушение выступлений трёх интересных мне групп рисовало улыбку на лице, и я уже хотел поскорее выдвинуться назад на гору. Nokturnal Mortum, Shining и Immortal ждали, прямо-таки зазывали меня. «Скорее иди на гору», — говорили они.
Хозяйка приготовила нам прекрасный домашний завтрак. Поблагодарив её, я узнал у Сергея с Олегом, каковы их планы. Внезапно запахло морозом. Точно не помню, но, кажется, они решили поехать на машине с какими-то соседями по номеру, с которыми уже договорились. А места на меня у них нет. Но мне это было только на руку.
Я постоял на балконе, понаблюдал за этим прекрасным, тихим райским уголком, подышал воздухом, настроился на позитивную волну и двинул пешком. Хозяйку предупредил, что я не с ними и вернусь, скорее всего, сам. Где-то около двух-трёх ночи.
Путь был довольно занимательным. Запомнить местность не составляло никакого труда, я вообще не понимаю, как они ехали и куда смотрели, но, один раз пройдя по нему днем, я осознал, что вернуться сюда ночью мне не составит никакого труда даже с закрытыми глазами. Да и расстояние было ясно. Единственное, что нагнетало обстановку, это солнце в зените. Нарастающая жара. Я знал, что там вверху, на горе, воздух гораздо прохладнее, поэтому у меня за спиной, между мной и рюкзаком, висела косуха, но сейчас я стекал потом и погибал, довольный и радостный. По пути мне встретился пасущийся конь, которого я погладил и немного поотгонял мух, всякие забавные домишки, снопы сена, интересные ручьи и прочая природа. А когда я ощутил, что язык окаменел и в моем организме остались силы только на то, чтоб попросить воды у кого-нибудь, оказалось, что из дворика неподалеку бежит мальчишка. Ему было около трех лет, может, четыре. Сначала он просто бегал по двору и махал какой-то палкой, но, завидев меня, затаился и растворился в воздухе, стал незаметным наблюдателем. Нечасто в их краях, видимо, встречаются люди в такой одежде, как у меня и с такой внешностью. Да и вообще молодому сознанию все интересно. А тут бредёт такой высушенный бледный труп, да ещё и под солнцем. Но каково было удивление, когда невидимого мальчика этот труп заметил, остановился и… позвал пальчиком.
Смелый мальчик не испугался, он тихонько подошёл и заинтересованно смотрел в глаза.
-Привіт, хлопче, — говорю я, рассматривая его белесые волосы.
-Привіт… — неуверенно отвечает он. А я замечаю ещё одну тень, мелькнувшую в окне. Её пристальные глаза, прожигающие меня, пытаются выяснить, что мне нужно от ребёнка.
-Жаркий день… Не буде у вас напитись чого?
-В нас є компот! — оживляется парень и словно бы даже подскакивает на месте.
-О, мабуть, дуже смачний. Але не принесеш мені водички? Я вже давно йду, а з собою нічого не взяв.
Этот юный воин вмиг разворачивается и молнией летит домой. Провожая его взглядом, я только и успел подумать: «Лишь бы он только не упал, так помчался».
Шевеление в доме еле заметно через темное окно. Но вскоре паренек выбегает с целым графином прозрачной воды и почти летит, неся его перед собой. От этой картины у меня сжалось сердце, а хлюпающая вода вместо меня высказала всю благодарность ему, его семье и этому милому краю.
Напившись, я отдал графин и искренне поблагодарил его. Сложно было попрощаться и пойти дальше. Было ощущение, что я могу остаться здесь жить и больше никогда не вспомнить о своей прошлой жизни. Мальчик еще долго не уходил, но когда я отошел метров на 20 он всё ж развернулся и пошел. Скрываясь за небольшим поворотом, я только и увидел исчезающие в темноте дома белые волосы.

Дальнейшего пути я не помню. Оказавшись перед «Захаром Беркутом», я уже привычно занял очередь на подъёмник и второй раз поднимался один. Неспешный путь на вершину сопровождался охами и вздохами от наслаждения природой, небо было безоблачным, людей ещё мало. Предоставленный только себе, наверху я снова заскучал. Меня хватило только на час наблюдения за окружающими красотами. Только тогда я ощутил минус путешествия в такие места одному. С кем мне разделить эту красоту? Свои впечатления. С кем провести это тянущееся время? Где-то далеко мелькнула мысль о Draconian Times и тут же исчезла. Я лишь наблюдал за бродящими туда-сюда компаниями. Кто-то ел, кто-то пил, кто-то хохотал. Через время мне позвонил Сергей и спросил, где я, потому что они уже поднялись. Сориентировавшись, мы встретились, и время пошло чуть быстрее, но всё же не так, как могло бы. Они подкрепились, мы уютно поместились на травку и стали ждать. Вскоре начались выступления, но группы совершенно не привлекали. Этот день был больше ориентирован на black metal и первые три выступающих группы слились в одно. Я слышал только неумелое подражание то тем, то иным достойным командам, и ничего особенного. Этот день ни Сергею, ни Олегу не был так интересен, как прошлый, поэтому они просто отживали время и пытались наслаждаться своим присутствием на фестивале. Мне сложно представить, зачем людям вообще ехать в такую даль с таким настроением или целями бухнуть, но у каждого свой отдых, своё понятие. Для меня эта поездка была смесью многих причин. Это вызов себе, испытание себя в непривычных условиях и почти в одиночку, это первое знакомство с природой Карпат, первое знакомство с фестивалями, с фестивалями такого необычного типа и как прекрасный бонус — это выступление двух очень интересующих меня групп и одной, которую было интересно увидеть вживую.

Nokturnal Mortum и Shining

Пришло время выступления Nokturnal Mortum. Это известная украинская команда с неоднозначной, но долгой историей существования. Давно их знаю, не так давно в то время только они мне начали нравиться, но после того выступления разонравились сразу. Нет, выступление было хорошим, но… Ближе к делу.
Они очень долго настраивались. Ну просто очень долго. Толпа подтянулась к сцене быстро, но саундчек был неимоверно затяжным. При этом лидер группы постоянно уверял всех, что: «Щас все будет», — подбадривал и заставлял хлопать, «звать их», махая руками и выставляя мощный кулак.
Я стоял не очень далеко от сцены. Тут меня кто-то зацепил за плечо, я развернулся и увидел того полтавского знакомого, которого вчера видел в очереди. На нем был странного вида драконий доспех, как будто он звезда блэк-метала. Но лицо 19-летнего парнишки никак не сочеталось с брутальным образом существа, который должен бы носить такую одежду. Он очень хотел познакомить меня с товарищами, с которыми приехал на фестиваль, но я отказался. От пива тоже отказался, и через какое-то время он ушел.
Вид у группы был неплохой, и вот, они начали выступать. Звук, на удивление, меня порадовал. Не зря так долго чекались, подумал я. Но с первой же песни меня начали одолевать двойственные чувства. С одной стороны – круто. Толпа поддерживает, поет песни вместе с ними, всё звучит четко. Но никакой подачи я не ощущал. Смотрю на музыкантов — и никто из них не отдаётся своей музыке. Все стоят и исполняют свою роль, вокалист монотонно поет, почти не двигаясь, играет на дорогой и красивой гитаре, но ничего не затрагивает душу. И вроде бы эта песня мне нравится, и такой вдохновляющий припев, а что-то не цепляет.
Nokturnal Mortum играли хорошо, одновременно порадовав и разочаровав меня. Наслаждаясь выступлением я понял, что это мое последнее наслаждение данной группой. Понял, почему так долго не «въезжал» в их музыку, слушая записи. Просто потому, что со мной она не резонирует. Одно только было замечательно — символизм происходящего.
Этот фестиваль изначально был задуман с идеей: «Против вырубки карпатских лесов». И вот, на пике горы играет национальная украинская группа, мощная музыка, песня — признанный блэк-гимн с говорящим названием «Україна», все поют, в воздухе нарастает объединяющий национальный дух. Желто-синие флаги развеваются по воздуху вперемешку с красно-черными, и в такт шевелятся огромные сосны. Вот это было замечательно. Но Nokturnal Mortum ушли, люди постепенно рассосались, и ничего не поменялось. Они только что были, но ничего после себя не оставили. Энергетического обмена не произошло.
Началась подготовка к выступлению следующей команды. Самый ожидаемый мною момент этого путешествия.

Shining.

Долго думал, с чего начать писать эту часть. С признания в любви? С объяснения своей любви и своего взгляда на философию Shining? С разубеждения или убеждения кого-то в чем-то? Нет. Только не на этом листе.
Перед выступлением группы я в очередной раз вспомнил о Draconian Times, потому что она тоже ехала на фестиваль ради этой группы. Мысленно поблагодарил её за толчок, без которого я, наверное, так и остался бы сидеть дома. Но звонить третий раз не захотел. У меня было несколько вариантов по поводу того, почему трубку не брали — либо меня просто игнорировали по каким-то причинам, либо телефон оставили где-то. Но если б хотели, мне кажется, меня бы нашли.
Я подобрался к самой сцене, вцепился в стальные поручни и терпеливо ждал. Мне нравился каждый момент предвкушения, я следил за любой вознёй на сцене. За всеми, кто туда выходил и что-то делал. Рядом так точно следил за всем ещё один парень. Не единожды встретившись взглядом, мы в итоге представились друг другу и высказали свои предположения по поводу выступления группы. Немного пообщались о том, какие песни хотелось бы услышать, кто откуда, пожелали друг другу хорошего отрыва, и, как по звонку, на сцену начали выползать музыканты. Вышли все, кроме лид-гитариста и вокалиста, а следом выкатился ведущий. Он что-то невнятное орал в микрофон, пока его не начали гнать со сцены. Вскоре вышел и Никлас (лидер группы, вокалист) с бутылкой Jack Daniel’s.
Это выступление мне запомнится потом надолго. Наверное, у каждого, впервые побывавшего на концерте одной из своих любимых групп, найдётся масса впечатлений. Но если подробно остановиться на этом действе, то можно написать еще не менее 15 таких страниц. Так что, я лучше сдержанно об этом напишу и вернусь к фестивалю.
Никлас, как обычно, много выпендривался, выделывался, воображал, выкручивался, показывал, кричал, рычал, выл, стонал и смеялся. На сцену ему бросили веревку с готовой петлёй. Он очень оценил этот подарок, казалось, его даже тронуло, и он влюбился в украинскую публику сразу. Кстати, вышел он в футболке Nokturnal Mortum.
Не скажу, что пел он превосходно — много чего не было слышно. Может оттого, что я стоял прямо под сценой и немного сбоку, но звук казался смазанным и не очень качественным, но мне не помешало это узнавать песни, петь вместе с ним и трясти башкой. С Владом, с которым познакомились перед выступлением, мы махали обнявшись, тыкали козы и орали. В один момент, когда начиналась какая-то песня, стоящий справа человек схватил меня за плечо и начал орать в лицо: «Neka Morgondagen, Neka Morgondagen! Это она, о да, это моя любимая песня!!!». Но это не была эта песня…
Я получил немыслимое удовольствие от энергетики их музыки, от медленно уходящего солнца под гимны Shining, от разрывающего душу накала эмоций, что проводил через себя Кварфорт. Кто хоть раз был на их выступлении, думаю, прекрасно меня понимает. Они сыграли 10 песен, каждая из них – хит, и я не могу вспомнить ни одну секунду разочарования за время их выступления. Но вот, всё закончилось. Я, мокрый от пота, весь горящий, ухожу от сцены и заваливаюсь на место, где тихо сидят Сергей с Олегом, с дикими глазами наблюдающие эту процессию.

Конец фестиваля

До конца оставалось выступление группы 1349 и после них хэдлайнеры — Immortal. Последних я ждал. Думаю, без объяснения причин можно обойтись. 1349 мне были совершенно неинтересны. Почти вся толпа была там, у сцены, а я отдыхал. Выпил почти всю воду в бутылке. Поделился впечатлениями с непонимающими товарищами. А потом началась какая-то вакханалия. На фоне безумного выступления 1349 и диких воплей со сцены Сергея и Олега начали посещать какие-то странные и неадекватные идеи. Сначала Олегу захотелось напиться до забытья, потом Сергею очень захотелось есть, потом им обоим захотелось прямо сейчас уйти. А что, ведь ни эти, ни Immortal им не интересны и чего вообще торчать, ночь скоро. Становится холодно. Мне было всё равно, что они решат, но потом зацепили и меня.
— Смотри, — говорит Олег, — рядом сидят итальянцы какие-то. — Сергей поддакивает, мол, точно итальянцы, я знаю, какой у них язык. Я оглядываюсь и вижу и двух ребят и одну девушку, которые не похожи на украинцев и разговаривают по-иностранному. Прислушавшись, я говорю им, что это французский. Сергей меня убеждает, что тот с черными волосами точно итальянец. Но всё бы ничего, если б не:
-Так это ж барабанщик той группы, что вчера выступали! — говорит Олег. — Пойди, возьми у них автограф.
— Да какой группы-то? Зачем вам автограф, если вы даже не знаете, что за группа. — Я поглядываю на эту компанию мирно разговаривающих людей и ничего не понимаю. Но внутри уже закрадывается интерес. Мне еще ждать долго, я бы мог с ними пообщаться, ведь интересно общаться с иностранцами. А если это ещё и музыканты, то можно взять и автограф Сергею с Олегом. — А почему бы вам самим не взять автограф?
-Да ну, я как-то стесняюсь, — говорит Олег. Этому человеку за 30, кстати.
-Ладно, но как я подойду, не зная, с какой они группы даже? Он барабанщик, ты говоришь? – пытаюсь разобраться.
-Совершенно точно, барабанщик, — отвечает Сергей, — я помню его на сцене.
Во мне заиграл приключенческий дух. Ну, думаю, ладно. Достаю билет на фестиваль из рюкзака (лист А4), Сергей мне пихает ручку… Подхожу ближе, вроде больше похож на испанца, чем на итальянца. Но как я тогда мог это отличить?

Здороваюсь по-английски, мне отвечают так же, приветливо. Присаживаюсь рядом на корточки, прошу, мол, а дайте автограф. У «испанца» лицо немного исказилось О_о, но он тихонечко так взял бумагу… Начал доставать ручку… Девушка рядом тоже немного смутилась, но с улыбкой. В то время бородач в штанах хаки разговорился с внезапно подкатившим Сергеем. Как я слышал, он пытался что-то сказать по-французски. Вот, думаю, как хорошо…
…Он медленно расписывается, отдаёт мне, я пламенно благодарю, читаю. «To my new friend Alex» и роспись. О, думаю, круто. Надо будет потом ещё внимательнее группу послушать. Но увидев, что им немного скучно, пока идёт саундчек 1349, я решил с ними поболтать. Присел рядышком, завел разговор. Поговорили мы минут 10 о музыке, как им наши горы, страна, люди… А потом он украдкой, немного стесняясь, говорит. Тихонечко так:
(В переводе) — А можно вопрос?..
— Да, конечно!
— А… Почему ты… попросил у меня автограф?
— Да как же, ты же.. да ты же барабанщик (оглядываюсь на Олега — он кивает) такой-то группы!
Тут бородач в штанах хаки подхватывается и говорит: «Это я, я барабанщик! Я люблю барабаны, играю дома у себя на барабанах, вы говорите о барабанах?».
Не скрывая улыбки, ибо ситуация очень смешная, я говорю: «Дык, может, и ты мне дашь автограф?». В это время все как-то странно улыбаются, и тут «испанец» растерянно отвечает:
— Но я не барабанщик…
Меня пробивает на смех, но я держусь.
— А кто же ты?..
— Я… просто человек (тут уже меня прорвало и я заржал). Приехал просто отдохнуть… Посмотреть…
Ну и со смеху повалились все. Никакой он не барабанщик группы с первого дня, зато барабанщик его друг. Но… просто барабанщик.
В общем, в итоге мы очень долго общались на разные темы. Я периодически поглядывал на предателя Олега, который отвернулся и вообще потерял интерес ко всему происходящему, и на скромно улыбающегося Сергея, понимающего комичность ситуации. Где-то посреди выступления 1349 зарубежным знакомым понадобилось куда-то уйти, то ли поближе к сцене, то ли что. Не прошло и получаса, как Олег проснулся от холода и сказал, что он решительно настроен прямо сейчас уйти. Сергей долго мялся, говорил, что уже саундчек Иммортал и это грех — пропустить такую группу. Олегу было всё равно, он хотел «додомки». В итоге, переубедив Сергея такими аргументами, как: «Мы опять будем искать дом три часа, опять не туда свернем, нам идти еще полтора часа, как минимум, нам завтра рано вставать», они решили уходить. Я остался ради Immortal. Но как только началось выступление хэдов, меня словно окунули в колодец с холодной водой. Моя мокрая одежда остыла, я тоже остыл, поднялся ужасный ветер, и я почему-то резко перехотел влезать в толпу перед сценой и наслаждаться выступлением Immortal. Я смотрел на динозавров black metal’а с накатившей ниоткуда апатией, не понимая своего состояния. Один за одним звучали известные песни, я ловил кайф и одновременно чувствовал опустошённость. Время нещадно тикало за полночь, какие-то эфемерные нити меня все сильнее тянули от сцены. Я им поддался, сам не знаю, почему. В последний момент растерявший интерес к фестивалю, и к Immortal, и ко всему вообще. Возможно, роль сыграл холод, потому что, несмотря на косуху, я был легко одет (июль же!). Возможно, к тому еще добавилась усталость…
Недалеко, как назло, маячил вуйко на квадроцикле. До этого замечал, как некоторые люди садились с ними и уезжали вниз. Быстрый спуск с горы. Зарабатывают ребята. Я подошёл к нему и узнал, сколько стоит спуск. Спуск стоил дорого… Он уговаривал, что прокатимся с ветерком и через 10 минут я уже буду внизу. О, как меня сразила эта цифра. Сейчас я мерзну, безжизненно уставившись на музыкантов, а через 10 минут буду уже идти к ночлегу. Им выступать оставалось около 20 минут. Эффектные песни и позы, которые принимал Abbath, ничем меня не привлекали. Поэтому я сел на махину и сказал: «Поехали!».
Ехали быстро. Но кто мог подумать, что я подписался на родео? Чтоб удержаться на этом квадроцикле, у меня ушло намного больше сил, чем на все эти дни на фестивале. Казалось, что за 10 минут спуска мы обскакали все карпатские горы. Ещё мне казалось, что мы перевернулись раз 5 за всё это время как в сторону, так и через нос. Где-то по дороге от меня оторвалась нога, потом рука, потом все сумки… Нет, конечно же, всё было не так. Но похоже. Карпатская гора «Високий верх» превратилась в Американскую горку, а коварно усмехающийся вуйко со спичкой во рту казался мне самим чертом, уносившим меня в преисподнюю.
Амортизаторы хорошие.
Будучи внизу, водитель хитро улыбнулся и спросил «ну как?». Я не нашелся, что ответить, только смог состроить ухмылочку. И быстро-быстро ушел от него подальше. Таксисты маячили, готовые увезти меня хоть во Львов, но я держал курс в другую сторону.

Идти одному было гораздо приятнее. Никто не нудит, не мешает. Фестивальный шум ещё долго слышался в вышине, очень медленно стихая. Погружённый в размышления, я плёлся по дорожке… Красивая большая луна освещала мне путь, свежий сосновый воздух немножко дурманил. Вскоре я пришел, разделся и свалился на кровать, заведя будильник. Оказалось, что Сергей с Олегом еще не спали, они успели договориться с какими-то людьми, что нас на машине подкинут утром аж до Славского. «Хоть что-то полезное», — подумал я и уснул.

Путь домой

Утром не произошло ничего необычного. От ступора я отошел лишь когда мы уже сели в электричку. Прикольно было видеть целую толпу неформалов, прущих внутрь, и среди них бабулек, испуганно и восторженно на это глядящих.
Сергей сел у окна, я рядом, посередине, а с краю сел Олег. Они были сонные и почти всю дорогу кимарили. Когда электричка двинулась, прямо передо мной сел испанец, с которым мы вчера познакомились. Обрадовавшись, что будет с кем поболтать, я его окликнул, и он внезапно меня узнал. Это было похоже на момент из Властелина Колец, когда Гендальф изгнал злые силы, нависшие над королём Рохана Теоденом, и его белые глаза внезапно очистились от пелены, лицо засияло, и он прозрел. Так вот, испанец начал интересоваться, как у меня дела, а потом рассказал, что в их компании всё плохо. Вкратце — они сильно отравились, ночь не спали и до сих пор всем очень плохо, а ехать еще долго и, кажется, он умрёт в этой электричке. Судя по его виду, я бы охотно согласился, но какой из меня друг, если я не попытаюсь ему помочь? В общем, я спросил, есть ли у Сергея активированный уголь, он нашёл. Я начал предлагать этот уголь испанцу. Прикол в том, что у них в Европах уголь этот белый, а черная таблетка с неизвестными украинскими надписями для него выглядела, как нечто ужасающее. Наверное, в его голове пронеслись все вирусы из зомби-хорроров, которые он смог вспомнить, все виды наркотиков в таблетках, все смеси по химии, из которых можно приготовить такую маленькую черную бомбочку. А мы, конечно же, все вокруг, только и ждём, пока он её съест, один одинёшенек в неизвестной захолустной деревеньке в глубине Карпат. С его глаз в тот момент можно было писать картины, это лицо можно было ставить на обложку какого-нибудь триллера, а заикающиеся вопросы по типу «может, не надо?», «да нет, я лучше…так посижу (читай – умру)» — были понятны даже чужим людям, наблюдавшим за всем происходящим. Сергею было очень весело, что испанец не верит, что это обычный активированный уголь. «Уголь? Как уголь?! УГОЛЬ? Разве уголь едят? Он помогает (шок)?». Но я был неугомонен. Я поставил перед собой цель любыми способами заставить его съесть эту таблетку (сначала вообще хотел, чтоб он принял 4 штуки). Путем долгих споров (тяжело было не смеяться), я всё-таки уговорил его принять одну и через 15 минут посмотреть по самочувствию, что будет, а если станет легче, принять ещё и угостить друзей.
Вы бы видели с каким обречённым видом он на неё смотрел, нюхал, а потом пробовал на язык. Это выражение человека, идущего на смерть. Какие храбрые бывают испанцы, я увидел тогда. Да… Это был подвиг с его стороны.
Я дал ему воды, чтоб запить. Остальное время он не отвечал на вопросы и не говорил. Просто сидел, порой закрывал глаза и прислушивался к себе. Иногда ещё украдкой смотрел на меня и, видимо, размышлял, стоило ли мне верить. Оказалось, стоило. Через минут 20 он повеселел, сказал, что ему намного легче и выпросил еще таблеток, чтоб дать друзьям. Друзья были где-то в другом вагоне, и он пошел с ними делиться. Представляю, как он им объяснял, что это не наркотик…
Ехали мы долго. Попрощались с ним, выйдя из электрички. Мы втроем пошли путем к вокзалу, хотя до поезда оставалось ещё три часа. Но ни у кого не было сил и желания гулять по Львову или вообще что-то соображать. После четырех часов езды в душной электричке хотелось только свободного воздуха и покушать. Остановились недалеко в кафешке и сели перевести дух. А через время вся эта полуживая компания нарисовалась возле нас. Сначала они хотели присесть за соседний столик, потом всё ж сели за наш. Сергей оказался очень гостеприимным и захотел угостить их чем-нибудь. Ребята отказывались и говорили, что у них нет денег, и они ничего не хотят, что им и так было плохо. Но кое-как мы их убедили, что чего-то легонького хоть попить им нужно, и они попили немного сока. Странным мне показалось, что Олег и Сергей, не владея английским, хотели хоть чем-нибудь быть полезными, что ли, поэтому угостили их соками и еще чем-то, чего я не помню. В компании иностранцев велся спор по поводу Варга Викернеса, его репутации и поступков. Нашим ребятам это было неинтересно, они уже посидели, поели и отдохнули. До поезда оставалось полтора часа, и они сказали, что пойдут к вокзалу. Я остался с новыми знакомыми и принял участие в дискуссии. Скоро подошло время уезжать, и мы уже вышли к вокзалу, как звонит у меня телефон.
-Ты где?! Поезд уже отправляется! — крик из трубки.
-Да как же он отправляется, если ещё полчаса до отправки. — отвечаю я.
-Ну иди быстрее, мы уже на платформе, или тебя встретить? Где вы, я пойду навстречу!
Мне показались эти ответы немножко неадекватными, но я объяснил, что мы в пяти минутах ходьбы. Решили встретиться у главного входа. Встретились. Меня посетила идея сфотографироваться хотя бы на прощание всем вместе. Попросили человека, он сфотографировал. Очень забавная вышла фотка.
О пути домой говорить нечего. Было не так жарко, я выспался в поезде, отдохнул от всего, переварил всё, что со мной было, остался почти всем доволен и совершенно новый вернулся домой. А воспоминания о фестивале остались со мной навсегда. Как первый опыт, первое приключение подобного типа — важный момент в моей жизни.
Через время мне написала «Вконтакте» Draconian Times с извинениями. По её словам, она просто оставила ту карточку дома, а с собой взяла другой телефон, и на нём моего номера не было. Компания у неё была своя, и в целом, она тоже насладилась фестивалем. Ну, мне оставалось лишь порадоваться. А вот с Владом, с которым мы познакомились перед выступлением Shining, позже мы встретились уже в Киеве, на концерте Moonspell. С этим добрым человеком мы целый день гуляли по городу, он составил нам с девушкой приятную компанию. А потом ещё и оторвались вместе на концерте. Так и находятся друзья.
Прослушав Eluveitie и Korpiklaani, я обнаружил, что эти группы мне очень нравятся. Подпитанный впечатлениями от их выступления вживую, я лучше понимал их музыку и, уверен, послушай я их до того, не оценил бы по достоинству.
Вскоре после того, как остыли впечатления от CAMF’а 2013, я стал готовиться к CAMF’у 2014. Но это уже другая история…

© Черненко Александр
26.01.2017

Поделиться:


1+

Добавить комментарий